Van Gogh - Self-PotraitНасколько мне известно, первым человеком, который использовал слово «отождествление» (в английском языке identification) для описания психологического состояния, был П. Д. Успенский. Вот что он сказал о выборе этого слова: «Это не совсем правильное слово, но в английском языке нет лучшего. Идея отождествления существует в индийских писаниях и буддисты говорят о привязанности и непривязанности. Эти слова кажутся мне еще менее удовлетворительными, поскольку до встречи с этой системой я читал эти слова и не понимал, вернее понимал, но рассматривал эту идею интеллектуально. Я понял всё это гораздо глубже только тогда, когда я нашел ту же идею, выраженную на русском и греческом языках у ранних христианских писателей. Мы пытаемся понять эту идею не просто давая ей определение, но используя наблюдение. Это определённая степень привязанности – свойство быть потерянным в вещах”.

Поначалу отождествление трудно наблюдать, потому что быть отождествлённым – главное свойство нашего обычного полусонного состояния. Отождествление и сознание – это обратные стороны друг друга. Чем больше вы осознаете, тем меньше вы отождествляетесь, и чем меньше вы отождествлены, тем более у вас шансов быть сознательными.

Так как отождествление является основной чертой нашего обычного состояния, то может показаться, что для нас трудно будет его наблюдать без предварительного достижения определенного уровня сознания. Но по сути отождествление возможно наблюдать даже в нашем обычном состоянии, потому что оно имеет степени. Если вы сможете найти момент, когда вы становитесь сильно отождествленными, а затем сравните его с моментом, где вы были менее отождествлены, вы почувствуете вкус отождествления. Смотрение кинофильма является хорошим примером полного отождествления. Вы идете в кинотеатр, там выключают свет и предполагается, что вы должны забыть, что находитесь в кинотеатре. Происходящее не подразумевает наблюдения вами себя, сидящего там, где вы есть, в настоящем моменте. Предполагается, что вы будете полностью захвачены. В целом считается, что хороший фильм заставляет вас забыть себя, а плохой нет. В плохом кино вам будет трудно отождествить себя с персонажами и их переживаниями. Так что если вы сравните время, проведенное за просмотром фильма, с моментом, когда вы, например, гладите свою рубашку или кладёте одежду в стиральную машину, вы увидите разницу. В кинотеатре вы можете полностью исчезнуть, поскольку у вас нет ощущения себя и того места, где вы находитесь, вы растворяетесь в кинофильме. Но весьма маловероятно, что вы будете иметь такое же полное отождествление во время стирки своего белья. Гладить рубашку – не та деятельность, которой можно быть настолько очарованным, чтобы забыть обо всем остальном. Вы можете думать об отождествлении как об уровне очарованности. Чем больше вы отождествлены с какой-либо деятельностью, тем меньше вы осведомлены о себе, отделённом от этой активности.

Можно так же подумать об отождествлении в его отношении к вниманию. Когда вы присутствуете, внимание делится между вами и предметом вашего внимания; с отождествлением внимание притягивается предметом этого внимания. То, что обычно воспринимается как увлечение, можно рассматривать как более экстремальную форму отождествления. Но отождествление на самом деле гораздо глубже. Вы можете быть отождествлены с чем-то вовне себя, таким как фильм или человек, с которым вы говорите, или вы можете отождествиться с чем-то в своём внутреннем мире, таким как ваши мысли, или ощущения боли, или удовольствия. Отождествление может быть скучным или привычным, или оно может быть интенсивным. После того, как вы заметили интенсивное отождествление и поняли его вкус, вы можете начать видеть его в обычные моменты.

Для примера, давайте скажем, что кто-то помял машину вашего друга. Вы можете почувствовать некоторое сочувствие к своему другу и выразить небольшое возмущение неосторожностью другого водителя, но маловероятно, что вы позволите этой маленькой аварии нарушить покой вашего ума.  В конце концов, вы даже можете утешить своего друга, констатируя, что на самом деле никто не пострадал, что автомобиль будет рано или поздно исправлен, так что в сущности никакого вреда нанесено не было. А теперь представьте, что кто-то помял ваш автомобиль. Ваш автомобиль, который обошёлся вам в такую сумму денег, поврежден. Вы тот, кому нужно будет теперь всё это исправлять. Вы тот, кому придётся иметь дело со страховой компанией. Точно такая же ситуация, но она скорее всего нарушит покой вашего ума. Разница заключается в том, что вы отождествлены с вашим автомобилем, но вы не отождествлены с автомобилем своего друга. Если вы посмотрите на это с точки зрения настоящего момента, аварии одинаковые. Различия существуют только в прошлом и будущем. У вас есть история отождествления с вашим автомобилем. Вы тот, кто ухаживал за своей машиной в прошлом. Вы тот, кто будет иметь дело с её починкой в будущем. Но с точки зрения настоящего, нет никаких причин, почему вы должны быть более расстроенным из-за того, что в аварию попал именно ваш автомобиль.

Изначально, одной из проблем в борьбе с отождествлением  является то, что мы думаем о нем как о положительном качестве. Мы называем это «энтузиазмом» или «быть эмоциональным». У нас даже есть выражение на английском языке: уделить кому-либо всё свое нераздельное внимание. В реальности отождествление ограничивает наше понимание себя и окружающего нас мира. Если вы не можете отделить себя от своих внешних наблюдений, или круговорота ваших мыслей и ваших желаний, как же вы сможете иметь какую-либо беспристрастность в отношении того, что наблюдаете? Реальность такова, что когда вы отождествлены, вы не существуете, то есть вы не присутствуете к вашим наблюдениям.