Rembrandt (Portrait of Agatha Bas-Bambeeck)За последние недели меня раза три спросили, не является ли присутствие и само-воспоминание одним и тем же усилием? Возможно, самое время  взглянуть на различные усилия, которые мы делаем, и увидеть, в чём их отличия и чем они схожи.

Для начала я бы сказал, что самовоспоминание и присутствие не одно и то же, но что они имеют одну и ту же цель. Когда я пытаюсь помнить себя или присутствовать, по сути я пытаюсь вызвать более высокие состояния сознания или, по терминологии Гурджиева, пробудить высшие центры. У нас есть различные способы попадания в высшие центры, потому что мы неизбежно   начнем движение из разных (психологически) мест. Если, например, я обнаруживаю, что отождествляюсь, когда ем свой ланч, я могу принять решение сосредоточить свои усилия на самовоспоминании . В этой ситуации я не озабочен прошлым или будущим и называть это присутствием было бы не совсем правильно или это имело бы, как выражался Успенский, “неправильный привкус”. Проблема в том, что я забыл, забыл себя. Так что для меня самый эффективный способ стать эмоциональным, чтобы сделать усилие в подобный момент, это думать об этом как о самовоспоминании. С другой стороны, если я обедаю и беспокоюсь о том, что должен идти к зубному врачу во второй половине дня, то я, вероятно, хотел бы думать о своей работе в терминах присутствия. В этом случае акцент будет сделан на пребывании в настоящем и усилии не давать моим мыслям забегать в будущее. Таким образом, перед нами различные усилия, поскольку одни усилия работают лучше, чем другие в конкретных ситуациях.

Частью того, что мы делаем, когда выбираем одно усилие вместо другого, является попытка внести эмоцию в усилия, которые мы совершаем. Эмоция необходима, чтобы приводить в действия наши усилия. Ещё один способ думать о выборе того или иного усилия, это взглянуть на слабость данного момента. Давайте предположим, что вы влюбились. Теперь, когда вы с этим человеком, для вас, вероятно, не будет проблемы находиться в моменте. Вы будете наслаждаться и хотеть быть рядом с этим человеком – ведь вы же влюблены. Но может оказаться, что вы легко отождествляетесь, и, в таком случае, вы захотите наблюдать свое отождествление и прилагать усилия, чтобы не отождествляться. С другой стороны, когда вы вдали от мужчины или женщины, которых вы любите, вы можете обнаружить, что ваши мысли убегают к воспоминаниям о том, как вы в последний раз были с ними или в воображение о том, как в следующий раз вы увидите их. В эти моменты присутствие является правильным усилием, потому что слабостью данного момента является то, что вы продолжаете быть погруженными в мысли о прошлом или будущем.

Сознание имеет различные аспекты, и те усилия, которые мы делаем, чтобы пребывать в сознании, могут сосредотачиваться как на одном аспекте, так и на другом. В случае присутствия, мы стараемся сосредоточить наше внимание на данном моменте, потому что  знаем, что, когда мы находимся в высоком состоянии, осознование кратковременности проходящего момента есть часть этого опыта.  С самовоспоминания мы пытаемся вспомнить себя, потому что мы знаем, что когда высшие центры работают, мы видим себя очень ясно.

Вот девять усилий, которые я, в значительной степени, использовал на протяжении многих лет:

Самонаблюдение. Когда мы говорим о самонаблюдении, мы, как правило, говорим о наблюдении чего-то конкретного в нашем внутреннем мире. Например, мы можем пытаться наблюдать черту (слабость) в личности, такую как своеволие или тщеславие. Это может быть сделано для того, чтобы понять, как эти черты удерживают нас от переживания опыта высших центров. Мы также можем, например, стараться наблюдать наши движения. Мы можем сделать это, чтобы видеть, теряем ли мы энергию через напряжение или использование чрезмерной силы. Самонаблюдение является инструментом, посредством которого мы начинаем  узнавать о нашем внутреннем мире, откуда мы начинаем познавать себя.

Присутствие. Присутствие является попыткой направить наше внимание на настоящий момент, удерживая при этом все мысли о прошлом и будущем в стороне. Вы видите и слышите то, что происходит вокруг вас и концентрируетесь на этом. Вы осознаёте: “Я здесь, в этом моменте». Проще говоря, присутствовать – это стараться наблюдать себя в текущий момент. Сейчас в некоторых кругах «присутствие» стало означать более высокое состояние или указание на работу высших центров.

Самовоспоминание. Здесь акцент делается на вспоминании; вы не забываете приложить усилия, чтобы создать свою суть, которая обычно отсутствует. Самовоспоминание должно всегда содержать чувство того, что «Я здесь, в этом месте». Вы наблюдаете за собой, но вы также наблюдаете и за местом, где вы оказались.

Неотождествление. Думать об отождествлении можно в связи с вниманием. Когда человек отождествлён, его внимание поглощено объектом его внимания. То, что обычно воспринимается, как увлечение, можно рассматривать, как более экстремальную форму отождествления. Если вы сидите в кинотеатре и полностью растворились в своих впечатлениях от фильма, это значит, что вы отождествились. Неотождествление в этот момент будет означать, что вы помните, что сидите в кресле и смотрите фильм. В некотором смысле неотождествление – это попытка найти объективное или отделённое от ситуации место, из которого можно не только наблюдать себя, но и ситуацию, в которой вы оказались.

Разделенное Внимание. Это когда мы фокусируемся на нашей способности сохранять наше внимание разделённым между нами (нашим внутренним миром) и тем, что мы наблюдаем или делаем. В музее я могу разделить мое внимание, глядя на картину и, в то же время, понимая, что это я смотрю на неё.

Отделение. В основном я думаю об отделении, только когда оказываюсь в неприятной ситуации. Если я обжёг мою руку, я могу попытаться отделиться от боли. Я могу попытаться понять: вот моя рука, а вот моя высшая суть; они разные. Я отделяюсь от моей руки (или от моих мыслей или моих эмоций), удерживая осознание того, что я не есть моя рука (или мои мысли или эмоции).

Внешнее Учитывание. Внешнее учитывание противостоит внутреннему учитыванию. Внутреннее учитывание есть особый вид беспокойства о том, что люди подумают о вас, любят ли они вас, уважают ли вас, уделяют ли они вам достаточно внимания. Когда вы теряете себя во внутреннем учитывании,  это означает, что вы беспокоитесь о том, внимательны ли другие люди по отношению к вам. Внешнее учитывание есть, в некотором смысле, разделённое внимание по отношению к другим людям. Вместо того, чтобы беспокоится о том, внимательны ли другие по отношению к вам, вы уделяете ваше внимание им. Вы слышите и видите их перед собой, и в то же время удерживаете часть своего внимания на том, что это вы видите и слышите их в данный момент.

Привнесение масштаба. Это попытка расширить свой взгляд на ситуацию. Если ваш друг оскорбил вас, вы рассердились и захотели накричать на него, вы можете привнести масштаб в ситуацию, пытаясь увидеть длинное тело вашей дружбы, или, напомнив себе, что вы оба когда-то умрете.  Наша неприязнь и негативность появляется в результате того, что мы не видим более широкой картины наших взаимоотношений. Одна из моих любимых фраз, для того, чтобы внести масштаб в сложную ситуацию:  “Это тоже пройдет!”.

Остановка Мыслей. Успенский говорил об остановке мысли задолго до того, как Карлос Кастанеда популяризировал эту идею в 1970-х (Кастанеда называл это остановкой внутреннего диалога). Идея заключается в том, что если мы cможем  удерживать себя от мыслей в течение какого-то периода времени, это откроет пространство в нашем внутреннем мире, которое, если мы настойчивы и удачливы, может быть заполнено Высшими центрами. Мне нравится использовать это упражнение, когда я слушаю музыку или слушаю, когда кто-то говорит, или когда я просто иду.

Конечно, все эти упражнения покажутся бессмысленными, если вы не понимаете принципа усилия. Принцип тут в том, что у каждого из нас есть части (высшие центры), которые мы не используем, но благодаря правильному виду усилий эти высшие части смогут начать функционировать. Правильное усилие в этом смысле — это когда мы берём аспект или качество Высших центров, такое, например, как присутствие или постоянное самовоспоминание, и пытаемся  внимательно удерживать этот аспект на переднем плане нашего опыта. В действительности, каждое из этих усилий является описанием того, как удерживать некоторое фундаментальное понимание себя или мира в нашем сознании. Слова не важны и будут меняться с течением времени, а девять упражнений, которые я перечислил здесь, это просто те , которые я считаю самыми универсальными. Сейчас слово “присутствие” больше в моде, чем “самовоспоминание”, но присутствовать, по сути, не является чем-то более лучшим или эффективным, чем вспоминать себя. Мы придерживаемся того, что работает, того, что на самом деле помогает нам сделать усилие в данный момент.

Повторюсь, что усилие в такого рода внутренней работе можно расценить как попытку пробудить сознание (или высшие центры). Тем не менее, следует отметить, что, по моему опыту, в конечном итоге все эти усилия объединяются вместе, потому что чем больше мы делаем усилий, тем больше мы можем вложить в них. Ещё один способ взглянуть на всё на это заключается в том, что в конечном итоге усилия могут быть сделаны непосредственно из высших центров. Сначала мы пытаемся и терпим неудачу, затем добиваемся успеха и ещё раз терпим неудачу, хотя даже когда мы добиваемся успеха, высшие состояния сознания, с которыми мы сталкиваемся, переживаются нами, как короткие мгновения. Но позже, когда этот вид внутренней работы становится образом жизни, наши усилия направляются всё больше и больше на продление высших состояний, чем на их привлечение. Это означает, например, что нам, возможно, не потребуется прилагать  усилия, чтобы привнести масштаб, потому что, когда функционируют высшие центры, чувство масштаба уже является частью опыта. Именно тогда становятся возможными новые виды практик и упражнений.